Шатковская земля в XII – начале XX веков - Страница 10 PDF Печать E-mail
Автор: Алексей Плотников   
24.03.2006 17:48
Индекс материала
Шатковская земля в XII – начале XX веков
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Все страницы
Через три месяца после гибели Тушинского вора на Руси объявился очередной «царевич Дмитрий». Новым самозванцем стал «дьякон Сидорка из-за Яузы-реки с Москвы». Обосновался Сидор в Пскове, а потому получил официальное прозвище Псковского вора. Вот ему, Псковскому вору, в конце 1611 или в начале 1612 года присягнули многие арзамасские дворяне и боярские дети. А устроил эту очередную политическую комедию выборный дворянин Яков Семенович Миленин. «А тот деи Яков в Арзамасе в смуте был начальный вор и к псковскому вору всяких людей приводил, и от того де он своево воровства ныне пропал безвестно».

Арзамасские дворяне не только присягали «Сидорке из-за Яузы-реки». Ими были сделаны надлежащие выводы из набегов татарских и чувашских конных шаек – в 1611 году удалось восстановить Собакинские ворота. Однако эта предохранительная мера не спасла уезд от новой беды: в 1612 году на южные окраины уезда совершили набег ногайцы и крымские татары, сумевшие пробиться через Пузскую засеку.

Засечные сторожа Ортюшка Михайлов со товарищи сообщали московским боярам: «… в прошлом 120-м году (1612 г.) за неделю до Оспожина дни приходили на арзамасские места крымские и нагайские люди и ту Пузскую засеку проломили и ворота высекли, и сторожей, товарищей их, побили и дворы их пожгли».

От этого набега пострадали не только засечные сторожа, но и многие арзамасские помещики.

«Бил селом государю … арзамасец Иван Прохоров сын Писемской, а сказывал: государева де жалованья за ним в Арзамасском уезде в сельце в Шарапове, и в прошлом в 120-м году, как приходили нагайские люди, и дом де ево Иванов разорили и людей ево и крестьян поймали в полон, а иных многих посекли».

Ивану Писемскому повезло – его разорили, но не убили. Соседа же, Михаила Должикова «в прошлом 120-м году, как приходили в Орзамас нагайские люди, убили». Поместье Должикова, изрядно разоренное, перешло во владение Афанасия Третьякова.

Убивали всех без разбору не только пришлые крымцы и ногайцы. Зверствовали и ставшие разбойниками повстанцы из отрядов Ивана Болотникова. Их предводитель попал в Туле в руки палачей и принял мученическую смерть. Его же последователи, привыкшие к ничегонеделанью и сытной свободной жизни, уже не могли вернуться к изнурительному труду хлебопашца. Основным кормильцем стала для них большая дорога между Арзамасом и Лукояновым, а укрытием ­ дремучий Шатковский лес. От рук этих душегубов погиб в 1612 году ехавший в свое имение в Залесном стане Трофим Иванович Ермолов, брат пра-пра-пра-пра-прадеда Алексея Петровича Ермолова, знаменитого героя Отечественной войны 1812 года и покорителя Кавказа.

Получившие очень неплохую боевую выучку шатковские разбойники нападали не только на одиноких путников, при удобном случае объектами их нападений становились даже небольшие военные отряды.

В том же 1612 году арзамасский воевода князь Петр Львов отправился в имение Аврама Бахметева при селе Паново для оформления отказной грамоты1.

На обратном пути воевода и его спутники подверглись нападению обосновавшихся в шатковском лесу бандитов. Князь Львов и его охрана сумели отбиться от нападавших. А вот Авраму Бахметеву не повезло – в той стычке он погиб.

Положение, как в стране, так и в Арзамасском уезде начало изменяться в лучшую сторону лишь после ратных побед нижегородского и ярославского ополчений осенью 1612 года. Поляков удалось выбить из Москвы и других русских городов. А вскоре после этого новым российским самодержцем был избран молодой боярин Михаил Федорович Романов.

А затем в Московском государстве начался передел поместных владений, всем участникам событий 1605-1612 годов новый царь воздавал по заслугам – и героям, и предателям Отечества. У подручных польских оккупантов земли изымались, ими верстались активные борцы с захватчиками.

Подобный процесс начался и в Арзамасском уезде.

Вступивший на русский престол Михаил Федорович возвратил поместье вдове убитого под Зарайском Асана Микульского. Обманным путем захватившего то имение Михаила Темкина выставили за ворота.

Получил крупный земельный куш в 400 четей бывший нижегородский воевода Андрей Алябьев, наголову разгромивший под стенами города арзамасский отряд сторонников Лжедмитрия II.

А вот другому известному военному деятелю Смутного времени, казачьему атаману Ивану Мартыновичу Заруцкому пришлось расстаться со своими арзамасскими владениями. Иван Заруцкий и его отряд казаков-разбойников являли типичный пример наемных солдат – ландскнехтов. Кому они только не продавались: и полякам, и всем Лжедмитриям, и даже ополчению. Служили всем, кто обещал больше платить.

Заруцкий возвысился при Тушинском воре – стал боярином и очень влиятельным в России человеком.

Однако его счастливая звезда закатилась так же быстро, как и взошла. В одном из боев Заруцкий потерпел поражение, после чего с остатками своего отряда и женой Лжедмитрия II Мариной Мнишек бежал в низовья Волги. Ему удалось захватить Астрахань, откуда он намеревался начать наступление на Москву.

Планы Заруцкого нарушили восставшие астраханцы. Ивану Мартыновичу и Марине Мнишек пришлось бежать на Яик. За ним в погоню был послан отряд правительственных войск, в состав которого входили сто арзамасских дворян и детей боярских. Заруцкого и Мнишек схватили и доставили в Москву. Финал их жизни был трагичен: Заруцкого в 1614 году посадили на кол, а Мнишек закончила свои дни в темнице.

Прочие «воры» оказались не столь решительны и смелы, как Заруцкий. Как только начался отъем поместий, почти все бывшие активные сторонники Тушинского вора и королевича Владислава вмиг прозрели, стали истинными патриотами и клялись в верности новому царю.

Испокон века главной опорой всех русских князей и царей было дворянство, сословие, из которого формировались княжеские дружины и русская армия. Вполне естественно, что вскоре после коронации молодой Михаил Федорович задал своим приближенным резонный вопрос, на какое количество бойцов он может рассчитывать в затяжной войне с Польшей. По данным Разрядного приказа, занимавшегося подобными делами, Арзамасский уезд в 1613 году мог выставить 473 воина.