Шатковская земля в XII – начале XX веков - Страница 11 PDF Печать E-mail
Автор: Алексей Плотников   
24.03.2006 17:48
Индекс материала
Шатковская земля в XII – начале XX веков
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Все страницы
Это были разные по возрасту и достатку служилые люди.

С середины XVI века русское дворянство делилось на несколько разрядов. Подобное деление было своего рода допетровской табелью о рангах. Все дворянство было разделено на московское и уездное. Московское дворянство было высшей кастой. Эти дворяне находились ближе всех остальных к царю, а потому добивались больших должностей и получали большее жалованье.

Как московское, так и уездное дворянство распределялось по трем главным группам: выборные, дворовые и городовые дворяне.

Выборные дворяне, обычно самые опытные в военном отношении люди, получали самые высокие земельные оклады и денежное жалованье. На службу они должны были являться в сопровождении двух-трех оруженосцев. Из их числа обычно выбирали воинских начальников различного уровня.

Дворовые дворяне получали меньшее жалованье и являлись на государеву службу с одним оруженосцем.

Городовые дворяне, наименее обеспеченные, служили в городах /Туле, Калуге, Нижнем Новгороде, Арзамасе и т.д./. Из их числа набиралась воинская команда городского воеводы.

Столь же захудалыми были и так называемые «боярские дети» ­ молодые дворяне, служившие при боярах.

После того, как Арзамасская десятня (список дворян для получения жалованья) поступила в Разрядный приказ, казна выделила необходимые средства, которые в 1615 году дьяки Разрядного приказа доставили в Арзамас.

Вот некоторые сведения из Арзамасской десятни 1615 года.

В тот год самое высокое государево жалованье имел выборный дворянин Илья Булгаков сын Мертвой /Мертваго/. Его земельный склад составлял 850 четей, а вот денежное довольствие Илье Булгаковичу выдать не удалось. Выборный дворянин Мертвой на раздачу денег не явился, ибо служил воеводой в одном из черемисских городов. В те времена отлучаться со службы дворяне не имели права.

Вторым в десятне стоял выборный дворянин Яков Семенов сын Миленин. Его земельный оклад равнялся 600 четям, а денежное жалованье – 32 рублям.

Миленин на раздачу также не явился. Как помнит читатель, сей выборный дворянин в 1611 или 1612 году организовал присягу арзамасского дворянства Псковскому вору, а вскоре стал жертвой им же самим устроенной в уезде смуты.

Оклады молодых городовых дворян Арзамаса были в четыре с лишним раза меньше жалованья выборных: земельный оклад – 200 четей, денежное жалованье – 7 рублей.

За денежным довольствием в 1615 году явилось лишь 196 из 473 записанных в десятню дворян. Причин тому много, и одна из них – гибель дворянина в кровавой междоусобице, как это произошло с Яковом Милениным, или тяжкая болезнь.

Вот одна из многих подобных записей в десятне: «Худяк Меньшово сын Кунилов. У денежной раздачи не объявился. Окладчики про него сказали: помесья за ним есть или нет, того не ведают».

Вторая причина – обнищание многих дворян во время смуты, невозможность приобретения необходимого воинского снаряжения.

Вот еще одна цитата из десятни: «Михайло Яковлев сын Лукин. По окладчикове скаске имел с городом 14 рублев, а ныне служить не мочно, беден, беспоместен».

Во время смуты у многих помещиков разбежались почти все холопы. И вместо того, чтобы являться за получением полагающегося жалованья, дворянам приходилось разыскивать беглецов.

Ещё один пример из десятни: «Ондрей Гаврилов сын Соловцов. Окладчики сказали: на службу будет, - побежали люди, поехал их сыскивати».

А вот как оформлялась выдача денег, когда дворянин являлся к раздаче: «Богдан Томилов сын Хирин. По окладчиков скаске оклад ему денежново жалованья с городом 14 рублев. Дано сполна. А порука по нем в службе и в деньгах окладчики Лаврентий Исупов, Иван Чуфаров, Измайло Демьянов. Богдан деньги взял и руку приложил».

До XVIII века русская армия строилась на круговой поруке – за каждого служащего ручались его товарищи.

Когда читаешь Арзамасскую десятню, по-настоящему осознаешь, чем обернулась для России смута начала XVII века: страна потеряла почти 59% своих солдат, потери же крестьян были ещё большими.

Зарезанный или зарезавшийся в Угличе в 1591 году царевич Дмитрий через полтора десятилетия /в 1605-1612 годах/ устроил Руси большое кровопускание. В результате кровавой междоусобицы за трон Россия обезлюдела. Понадобилось два десятилетия, чтобы восполнить понесенные в годы смуты людские потери.

Полстолетия, с начала 20-х до конца 60-х годов XVII века, были для Арзамасского уезда и для селений вокруг Шатков периодом стабильности. Это были непростые, порою очень трудные годы. Московское государство продолжало воевать с очень сильной Польшей. Иногда полякам удавалось прорываться к стенам Москвы. Но это была война с внешним врагом. Ареной битв обычно становились приграничные области, а не территория всего государства, как это было во время смуты. До Арзамасского уезда полякам доходить не удавалось.

В этой нелегкой, но обыденной жизни каждый занимался своим делом: дворяне воевали, порою погибали, а крестьяне работали на них и их наследников или преемников.

С 20-х годов XVII века началось постепенное распределение труда по национальному признаку: мордовское население начало перенимать от русских соседей не только религию, но и образ жизни. Мордва отходила от бортничества и охоты, переходя на земледелие.

Важной статьей некоторых сел стал извоз. Население деревень и сел, лежавших близ оживленных дорог, например, Шатков, начало содержать гостиные дворы и трактиры.

В конце XVI века дворцовые деревни и села начали обеспечивать московский царский двор не только продовольствием и холстом, но и некоторыми предметами обихода. Московские цари нуждались в большом количестве серебряной посуды и прочих предметах обихода. Соборам на территории кремля требовалось значительное количество окладов для икон, кадил, культовых предметов. Эта потребность в большом количестве изделий из драгоценных металлов стала причиной развития в селе Собакино ювелирного промысла. Нам известно имя одного ювелира-серебряника, - работавшего в Собакине в конце XVI – начале XVII века, - Леонтия Иванова сына Белово.

Время от времени арзамасские деревни и села меняли своих владельцев. Наиболее кардинальные перемены произошли в начале 20-х годов XVII века. Некоторые бывшие владельцы поместий погибли в Смутное время, других лишили их вотчин за службу полякам и самозванцам. Им на смену пришли те, кто проливал кровь в рядах ополчения или в войсках Василия Шуйского.

В течение нескольких десятилетий принадлежавшее Болтиным село Шатки перешло во владение Ивана Алексеевича Аргамакова. По окончании смуты находившееся в ведении Дворцового приказа село Собакино частично стало поместьем боярина князя Бориса Михайловича Лыкова и дворянина из немцев Ивана Нармоцкого.

 

 


 

Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy